Елена Редькина. Новая жизнь старого сада.

Елена Редькина — ландшафтный дизайнер из г. Гомеля. За плечами — художественная школа, Гомельский филиал Минского художественного училища при Академии искусств им. Глебова, художественно-графическое отделение Витебского государственного университет им. Машерова.  Работала по специальности, потом занималась озеленением, открыла свою школу растений. Решив заняться этим на более серьёзном уровне, закончила двухгодичные курсы ландшафтного дизайна «Стахис». Шла к ним, наверное, с детства: помогала бабушке и дедушке в уходе за посадками, на собственном опыте освоила все этапы различных работ в саду. Выросла в цветах! Это всегда было отрадой и отдушиной, теперь стало любимой профессией. 

 

 

Особенность нашего региона — большой спрос на реконструкцию и уход за уже имеющимися садами. Это направление работы очень востребовано. Много участков, на которых когда-то высадили различные растения, но почти не ухаживали за ними. В итоге они превратились в заросли. И в этом случае необходим дизайн-проект с учётом уже имеющихся «жильцов», что усложняет задачу.

Ландшафтный дизайн в привычном понимании слова тоже имеет свою местную специфику. Гомель – всё же не Минск, где люди часто заказывают масштабный дизайн-проект с нуля, целиком и сразу воплощая его в жизнь, поэтому подходы к работе у нас отличаются от столичных. Выбор, продиктованный большинством заказчиков, — пошаговая стратегия. Начинаю с одной-двух клумб и постепенно двигаюсь по участку, придерживаясь задуманной стилистики. Бывают проекты, которые делаю и два, и три года.

Диапазон работы большой: плодовые деревья, декоративно-лиственные, хвойники, цветущие многолетники, розарии, газоны. Даю консультации и помогаю практически.

Сад жив, пока жив садовник.

Когда прихожу в чей-то сад, то сначала мы с заказчиком определяемся, нужна реконструкция или нет. Если нужна, изучаю ассортимент растений, продумываю концепцию, исходя из неё решаю, что нужно оставить, а от чего избавиться, куда какие растения перенести, чтобы больше их уже не трогать. И потихоньку, шаг за шагом, начиная от ворот, двигаюсь вглубь участка. Где-то что-то досаживаю, где-то убираю. Независимо от того, нужна серьёзная реконструкция или нет, делаю диагностику декоративно-лиственных и хвойных культур, определяю, болеют ли чем-то растения, правильный ли за ними уход. Закончив анализ, провожу необходимые работы.

 

Не все заказчики готовы расставаться с тем, что давно растёт. Причины разные, я к этому привыкла. Конечно, есть растения, от которых нужно избавляться невзирая и несмотря. Скажем, агрессивные злаки, которые размножаются бесконтрольно. Предупреждаю, чего ждать от них в дальнейшем, и люди в основном соглашаются. А есть деревья, которые посадили папа или дедушка, и их жалко вырубать. Что-то оставляю, что-то уговариваю подарить, потому что в таких количествах они часто не нужны. В начале сад заросший, не видна общая картина, а когда он приведён в порядок, заказчики сами видят: есть лишняя растительность, которая портит весь вид. И процесс расставания протекает уже безболезненно.

Самое важное потом – продолжить ухаживать за садом, чтобы снова его не потерять. Если садовник из сада исчезает, всё начинает зарастать, некоторые растения даже самоликвидируются. Простой пример: если не выкапывать и не делить каждые 3-4 года те же гейхеры, можно лишиться всех сортов.

 

Убрать, нельзя оставить

В обязательном порядке убираю из сада хвойники с запущенной формой шютте, розы, поражённые бактериальным раком. И очень придирчиво смотрю на растения, которые не вписываются в выбранную стилистику сада.  С некоторыми всё же рекомендую прощаться.

Особенно это касается агрессивных злаков – элимуса голубого и канареечника тростникового. Они очень сильно разрастаются. В самом крайнем случае, когда они очень дороги сердцу, можно пересадить их в цельный контейнер с дном, который не позволит им расползаться по цветнику. Но вообще лучше их оставить для каких-то общественных зон с малоуходными почвами.

Есть лилейники и ирисы так называемых бабушкиных сортов – оранжевый лилейник и фиолетовый ирис. Тоже интенсивно разрастаются и не всегда к месту в общей композиции. Если с ним тяжело расстаться, их распространение нужно хотя бы ограничить, отведя им укромный уголок. Они растут в самых непригодных условиях, где сортовые растения не выживут.

Добавлю в этот список и юкки, но с оговоркой. В декоративных садах с гравийной отсыпкой они хороши, там трогать их не нужно. Тем более, они так красиво выходит из зимы – пышными и зелёными. А вот в природных, естественных цветниках они смотрятся неорганично.

Спасение произрастающих

Стараюсь спасти большие хвойники, даже если они очень больны, сохраняю барбарисы, спиреи. Эти растения медленно и долго растут, поэтому собираю их по всему саду, высаживаю на отдельную клумбу, которую называю «больничник». Всех таких зелёных питомцев лечу выстриганием, специальными препаратами, кропотливым уходом. Когда они излечиваются, возвращаю в сад. Если через год-полтора положительного результата нет – увы, приходится прощаться навсегда, хотя морально это очень тяжело.

 

Сохраняю старые плодовые деревья. Согласитесь, как можно избавляться от того же Штрифеля или Антоновки? Этих сортов сейчас днём с огнём не найти. Другое дело, что с большого дерева много плодов, которые не всем владельцам нужны в таких количествах. На помощь приходит обрезка. Но грамотная.  Если сад возрастной и за ним давно не было ухода, кардинальная обрезка в один год исключена, можно потерять деревья. Лучше растянуть процесс на три года, восстанавливая плодовые постепенно. Основное правило: чем старше дерево, тем меньше должна быть обрезка. Чашевидную произвожу в больших по площади садах, а пирамидальную – наоборот, на маленьких пространствах.

Старый друг лучше новых двух?

Есть мнение, что новые сорта тех же плодовых лучше старых, устойчивее к болезням и вредителям, поэтому можно заменить старое на новое и будет только лучше. Исходя из своего опыта могу сказать, что спешить не стоит. Нужно пробовать. Успех зависит от трёх моментов: состояния почвы, местонахождения, погодных условий. В Минске один и тот же сорт может расти хорошо, а в Гомеле нет. И наоборот. Неустойчивые температуры и сильная влажность на участках, близких, например, к реке, негативно сказываются на растениях, подверженных грибковым заболеваниям. Кроме этого, есть множество других нюансов. Поэтому нужно высадить дерево и наблюдать. Если всё хорошо, оно принялось, плодоносит, от старого дерева можно избавляться. Не всегда новое лучше старого, лучше поэкспериментировать. Главное, помните: сад обязательно отзовётся на вашу искреннюю заботу.

Материал подготовлен Татьяной  Ржевуцкой

при поддержке членов Ассоциации специалистов ландшафтной индустрии